Любимые занятия танцами остались у Оли в прошлом... - 24 Сентября 2008 - город Морозовск Ростовская область Morozovsk
ГлавнаяВход
Пятница, 2016-12-09, 03:07
Форма входа
Меню сайта

Разделы новостей
Новости сайта [7]
Городские новости [70]
Новости области [5]
Российские новости [3]
Мировые новости [1]

Календарь новостей
«  Сентябрь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Статистика
Яндекс.Погода

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Rambler's Top100

Наш опрос
Как Вам живётся (жилось) в Морозовске?

Результаты · Архив опросов

Всего ответов: 245

Главная » 2008 » Сентябрь » 24 » Любимые занятия танцами остались у Оли в прошлом...
Любимые занятия танцами остались у Оли в прошлом...
23:50
Наталья Бояркина
Опубликована: 24 сентября 2008 00:05:00
Статья из АИФ №39 от 24 сентября 2008 00:04:15

Ложь во спасение оправданна. Но разве только она может спасти?

- Ты же обещала, обещала! А они выпадают! - кричала Оля в отчаянии, обвиняя маму в обмане. Мама и сама едва сдерживалась, чтобы не завыть в голос, видя, как тяжёлыми крупными горошинами падают слёзы дочери на больничную пижаму. Но как без этой святой лжи можно было уговорить одиннадцатилетнюю девочку состричь под корень шёлковые русые локоны, которыми она так гордилась?

Как соблюсти меру правды и вынужденного обмана, пытаясь объяснить ребёнку, что означает эта страшная болезнь - злокачественное поражение кости? Как ответить на все вопросы о будущем, когда никто, кроме Господа Бога, не знает ответа?
Чёрная точка

Трагедия в семью Сизякиных, живущих в небольшом городке Морозовск Ростовской области, вошла незаметно. Одиннадцатилетняя Оленька не жаловалась ни на боль, ни на усталость. Просто валилась, придя домой после всех занятий, на диван и засыпала. Дополнительные нагрузки девочка находила себе сама, никто не заставлял и не уговаривал. Ей нравилось многое. Живопись, особенно техника акварели. И Оля пошла в художественную школу. Обожала музыку, поэтому осваивала фортепьяно, а ещё любила танцы. Румба и танго, вальс и ча-ча-ча. Танцы - кроме удовольствия ещё и огромная физическая нагрузка. Мышцы у танцоров развиты не меньше, чем у профессиональных спортсменов. Потому что тренировки идут до седьмого пота и не один час.

Словно солдатик, она вскакивала по будильнику в 7 утра и начинала осуществлять своих «планов громадьё». В её расписании не было и часа, который бы она могла посвятить ничегонеделанию. Родителям не надо было напоминать, какое занятие за каким следует, во сколько и где надлежит быть. Оля едва успевала перехватить дома обед, поменять портфель на папку с нотами или рюкзак с гимнастическим трико для хореографии и мчалась по своему расписанию, как электричка с краткими остановками.

Феноменальным было ещё и то, что в школе Ольга была отличницей с самого первого класса. Четвёрка в дневнике расценивалась девочкой как унижение и обида. А потому даже четвёрок у неё не было. Только пятёрки.

Отговаривать что-либо бросить из любимых занятий было бесполезно. Если б можно было не спать вообще, Оля начала бы осваивать ещё и фотографию, ландшафтный дизайн и много чего ещё, но в сутках всего 24 часа, а ребёнок, которым Оля Сизякина, по сути, есть и остаётся, должен соблюдать режим дня.

- Бледненькая она у вас какая-то. Худенькая, - вздыхали соседки.

Но толстых в семье Сизякиных отродясь не было. Мама - учитель физкультуры - сама целый день вприсядку да вприпрыжку. Папа - главный кормилец в семье - и поесть не успевает, с утра до вечера ремонтируя машины на автобазе. Худобу Оли списывали на большие физические нагрузки. Её фигурка длинноногого журавлика, даже наоборот, была заметным достоинством в танцах. И вот одна из ножек журавлика стала болеть ни с того ни с сего. Сначала лечили домашними средствами: тепло, массаж. Не помогло. Доктор в поликлинике тоже назначил прогревания после сделанного рентгеновского снимка, а позже опять массаж. Решили обследовать девочку детальнее. Анализы крови сразу показали, что со здоровьем неладно. Появляющиеся беспричинно на ножках синяки наводили докторов на тяжёлые подозрения. При более тщательном рассмотрении первого рентгеновского снимка была обнаружена опухоль. Тогда она была ещё со спичечную головку, так, чёрненькая точечка. Поэтому и проглядели. Прогревания позволили страшной точке начать активно расти. Девочку надо было уже не лечить, а спасать! Любыми средствами, включая ампутацию ноги. За несколько недель опухоль увеличила окружность бедра вдвое.
Ночная окрошка

- В Москве нам очень повезло с врачами, - тихо рассказывает мама Оли Надежда и неудержимо плачет. В присутствии дочери в больнице она плакать не смеет. Оля чувствует любые перемены в настроении взрослых, а девочке нужен оптимистичный настрой, чтобы бороться. И растерянный вид мамы никак не может этому способствовать. Поэтому в больнице на Надеждином лице всегда улыбка, она шутит и придумывает своему журавлику невероятные истории исцеления других мальчиков и девочек, прошедших сквозь подобную болезнь.

Оля тяжело перенесла четыре серии сеансов химиотерапии. Волосы выпали, и девочка горько переживала эту потерю, поняв, что на конкурсах бальных танцев, где высоко заколотые локоны являются частью образа, ей ещё долго не выступать. Она пока не понимает слово «ампутация», и мама счастлива от этого детского неведения.

Почти год ушёл на борьбу с опухолью. Сделано всё, что было можно и нужно. Но она не уменьшилась. Зато перестала расти. Замерла? Затаилась? Худенький журавлик после долгой химиотерапии не может ни есть, ни пить. Сил нет даже на то, чтобы капризничать и попросить у мамы то или это. Родители с радостью достали бы больным детям хоть луну с неба, да у обессилевших детей нет практически никаких желаний. Всё внутри выжжено химией. Как один из лучших дней за последний год, вспоминает Олина мама тот день, когда её девочка, открыв глаза ночью в больничной палате, попросила окрошку. Какая окрошка ночью? Из чего её приготовить? Шёпот матери и дочери услышали соседи по палате.

Они и объяснили, что в таком случае объявляется мобилизация всех мам в отделении, спящих, скрючившись калачиком, у ног своих больных детей. И все выполняют желание одного ребёнка. Потому что это счастье, когда просыпается аппетит. И этому счастью готовы способствовать все. Дай бог, чтобы оно коснулось в отделении каждого. В считаные минуты женщины собрали для ночной окрошки все компоненты.

Несколько месяцев после «химии» Оля провела дома. Из дома она не выходит. С ослабленным иммунитетом опасно появляться среди большого числа людей. Поэтому и школа, и танцы, и живопись отложены на неопределённый срок. Девочка стесняется своей головы без волос. Даже ночью не снимает шапочку. Только в больнице она ощущает себя как все. Здесь над ней никто из сверстников не смеет смеяться. Ни над слабостью, ни над хромотой, ни над лысой головой.
Чудо-косточка

А теперь о самом печальном. Без операции не обойтись. Косточку в бедре журавлика опухоль съела. И если её не удалить, последствия могут быть самые страшные. От этой косточки зависит жизнь Оли.

Ножку можно сохранить, надо только вместо поражённого участка кости вставить новый, способный увеличиваться, то есть раздвигаться по мере роста ребёнка. Чудо-косточку с новым раздвижным суставом могут изготовить в Германии из лёгких титановых сплавов.

У нас подобное не делают, хотя титана в стране хватает. За эндопротез, так правильно называется эта конструкция, надо заплатить 1 млн. 530 тыс. руб., которых в семье Сизякиных нет. «Самым болезненным зрелищем, после больничных будней отделения детской онкологии, было то, как плачет мой муж, - сказала мне смущаясь Надя. - Он плакал ночью, в ванной, чтоб никто не увидел. Обхватил голову руками и просил у меня прощения за то, что он, здоровый, непьющий мужик с золотыми руками, не может в нашем городе заработать деньги на протез даже за три года. И если добавить мою зарплату учителя физкультуры, тоже не хватит». Без помощи читателей «АиФ» девочку-журавлика не спасти. Программа «АиФ. Доброе сердце» начинает сбор средств на эндопротез для Оли Сизякиной.

P. S. По количеству звонков и поступивших для наших подопечных денег мы можем с уверенностью сказать: сезон отпусков и отдыха для добрых сердец наших читателей давно закончился. Отчёт фонда, кому мы с вами помогли и что нового произошло в жизни героев публикаций, читайте в следующем номере «АиФ».
ТЕМ, КТО ХОЧЕТ ПОМОЧЬ

Для тех, кто решился поддержать подопечных Благотворительного фонда газеты «Аргументы и факты», мы публикуем банковский счёт.

Благотворительный фонд «АиФ. Доброе сердце», номер счёта 40703810940170358401 в АКБ "Промсвязьбанк"(ЗАО), ИНН 7701619391, БИК 044583119, номер корр./сч. 30101810600000000119, для программы «АиФ. Доброе сердце» (НДС не облагается).

Образец заполнения бланка

Валютные переводы
Благотворительный фонд «АиФ. Доброе сердце»
101000, Москва, ул. Мясницкая, д. 42
ИНН 7701619391, КПП 770101001
JSCB "Promsvyazbank" (CJSC)
Moscow, Russia, SWIFT: PRMSRUMM

Доллары США (USD) N 40703840240170358401 with
Deutsche Bank Trust Company Americas,
New York, NY, USA
SWIFT: BKTR US 33
Account No. 04410090

ЕВРО (EUR) N 40703978840170358401 with
Deutsche Bank AG
Taunusanlage 12, 60325 Frankfurt/Main Germany
SWIFT: DEUT DE FF
Account No 10094751040000

Телефон/факс (495) 221-56-28, dobroe@aif.ru

http://www.aif.ru/society/article/21251

Категория: Городские новости | Просмотров: 21659 | Добавил: voldemar | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
город Донецк Ростовская область скачать фильм бесплатно torrent торрент трекер без регистрации скрипты скачать бесплатно общежитие общага общежития общаги Цветы и комнатные растения Pi-Mezon.ru - Околонаучные статьи и новости
Морозовск — город (с 1941) в России, административный центр Морозовского района Ростовской области.
Город расположен на реке Быстрая (приток Северского Донца, бассейн Дона), в 265 км от Ростова-на-Дону.
Территория (кв. км): 26. Население 28,8 тыс. чел. (2005).
 
Поиск
Copyright MyCorp © 2016
Хостинг от uCoz